Первые среди равных — 1: Максим, создавший невероятное

Данным текстом я открываю новую рубрику: Первые среди равных. Так как меня периодически спрашивают, почему я пишу всякие гадости и не пишу ничего жизнеутверждающего, я решил оформить серию статей, в каждой из которых будет взят какой-то реальный человек с реальным типом и будет показано, чем именно он отличается от стандартных вариаций типа. Этакая «жизнь замечательных людей» вперемешку с рубрикой «кем я хочу стать когда вырасту». Постараюсь брать в примеры людей, которые проделали над собой большую работу и может быть где-то даже пошли против своего типа.
Первым в этой большой рубрике, которая, очевидно, растянется на долгий срок, учитывая мою скорость письма, будет Илон Маск. Все, наверное, слышали про Спэйс Икс, Тесла или Гиперлуп. Маска обычно описывают как гения, визионера и прочими эпитетами, к которым склонно американское общество в своей тяге к супергероям. В процессе чтения будет видно, что Маск является замечательной, навороченной версией Максима. Надеюсь, если среди моих читателей найдутся Максы, это вдохновит их перестать быть поверхностными и ограниченными. Заодно вы увидите, как может развернуть свои сильные стороны Макс, который хорошенько поработал со своей черной интуицией, не идет на компромисы и доводит всю работу до конца.
На мое счастье, господин Эшли Вэнс написал довольно приличную биографию Маска, которую вы можете почитать дополнительно, если вам интересно, как создавались его компании, там есть много любопытных моментов, которые я не включил в текст, потому что, во-первых, текст вышел и так неприличного размера, во-вторых, описание бизнес-процессов все таки не входит в мои задачи. Из этой книги и взяты все цитаты, к которым я только составил примечания в некоторых местах. Цитаты, в основном, касаются работы Маска в его проектах, но частично захватывают и его личную жизнь. Наслаждайтесь. Основной текст – Эшли Вэнс, курсив мой.

Когда принесли еду, Маск с ней тут же расправился. То есть он даже не ел, он проглотил все лежавшее на блюде, всего лишь несколько раз откусив. Чтобы поддержать его в расслабленном и непринужденном состоянии, в которое он вроде бы пришел, я вручил ему большой кусок стейка со своей тарелки. Мой план удался, но успех длился минуты полторы. Мясо. Пара укусов. Мясо кончилось. (А чего он ждал от Максима? Еда это энергия, которой питается организм. Максим питается чтобы жить, особенно на обед.)

Если надо искать возобновляемые источники энергии или создавать космические корабли ради расширения ареала обитания человеческой расы — значит, надо. Маск должен найти способ решить эти проблемы. «Может быть, в детстве я читал слишком много комиксов, — говорит Маск. — Там ведь всегда пытаются спасти мир. Там все выглядело так, что каждый должен попытаться улучшить этот мир, по-другому просто быть не может». (вот это, кстати, довольно нетипичный для Максима подход, хотя в детстве многие из них о таком думают. Взросление, школа и окружающие обычно выбивают из них эту дурь и они становятся скучными и неинтересными. Хотя Максим глубоко внутри всегда мечтает о чем-то масштабном. Логика-с)

Мэй рассказывает, как Илон играл однажды вечером на улице с братом и кузенами. Когда кто-то из них пожаловался, что боится темноты, Илон сказал, что «темнота — это просто отсутствие света». А трусишка вовсе не жаждал теоретического объяснения, он просто хотел, чтобы его успокоили. В детстве манера Илона постоянно поправлять других и его колкие замечания мешали ему обзавестись друзьями. Илон действительно считал, что люди будут рады узнать о недостатках в своем мышлении. (Л – логика. Серьезно, Максимы иногда в своей прмяолинейности напоминают автоматы)

В свободное время Илон и Кимбал (брат Маска – прим. Сов.) отыскивали в газетах информацию об интересных людях, с которыми им стоило бы встретиться. Они обзванивали этих людей, приглашая их вместе пообедать. Среди тех, кого они допекали, были руководитель отдела маркетинга профессионального бейсбольного клуба Toronto Blue Jays, бизнес-обозреватель канадской ежедневной газеты The Globe and Mail и топ-менеджер банка Nova Scotia Питер Николсон. Николсон, управляющий банком, хорошо помнил звонок юношей. «У меня нет привычки уклоняться от желающих встретиться, — сказал он. — Я был вполне готов пообедать с парнишками, проявившими такую инициативу». (Тоже довольно нетипичная идея, хотя это может быть что-то ЮАРское или Канадское. Возможно влияние брата. Но каково стремление)

На заре существования SpaceX Маск мало что знал о машинах и объемах тяжелой работы, необходимых для создания ракет. Он пренебрежительно отклонял запросы на приобретение специальной инструментальной оснастки до тех пор, пока инженеры не смогли внятно объяснить, зачем им необходимо то или иное оборудование, и пока он не научился на собственном опыте. Маску еще предстояло овладеть некоторыми управленческими приемами, которые прославили его как в лучшем, так и худшем смысле слова. (довольно логично, челвоек тратил свои деньги и хотел знать на что и зачем. Внимание к деталям не очень характерно для Максимов, это приобретенный навык)
Маск часто вылавливал инженеров на заводе SpaceX и досконально расспрашивал об устройстве какого-либо клапана или свойствах материала. «Сначала мне показалось, что Маск проверяет, хорошо ли я знаю свое дело, — вспоминает Кевин Броган, один из инженеров, работавших в компании в первые годы ее существования. — Затем я понял, что он учится. Маск продолжал спрашивать, пока не узнавал 90 % того, что знаете вы». Те, кто долго был с Маском, подтвердят его способность впитывать огромные объемы информации, а затем использовать ее практически целиком. Это один из его наиболее впечатляющих и одновременно пугающих навыков, не утраченных с детского возраста, когда Маск, как губка, впитывал одну книгу за другой. (Малоизвестный факт, но Максим может обработать огромный объем информации в самые сжатые сроки, при условии что ему фантастически интересно. В такой ситуации он оставляет далеко позади и Робеспьеров и Жуковых и Донкихотов, просто таких Максимов никто не видел)
«Илон всегда полон оптимизма, — продолжает Броган, — это приятно. Но когда нужно что-то сделать, он становится редким лжецом. Маск составит самый агрессивный график, без права на ошибку, а затем потребует ускориться, считая, что каждый может работать более упорно». (Максимы всегда торопятся)
Маск просто не может удержаться. Он оптимист по природе. Похоже, Маск определяет сроки в расчете на то, что все пройдет как по маслу и все члены команды обладают его способностями и придерживаются общей рабочей этики. Как шутит Броган, Маск может рассчитать длительность проекта по созданию ПО из расчета количества секунд на одну строку кода, умноженного на число строк кода в готовой программе. Эта шутка недалека от истины. «Все, что он делает, происходит быстро, — рассказывает Броган. — Он быстро писает. Как пожарный гидрант — три секунды, и готово. Спешка — это его образ жизни».  (тут прекрасно все, и желание учиться, потому что Максы вообще-то довольно любопытные, и вечная спешка, чувство времени утекающего сквозь пальцы, и оптимизм, граничащий с идиотией)

Один из бывших чиновников заметил, что Маску стоит научиться лучше владеть собой, если его компания намерена и дальше бороться с традиционными подрядчиками за расположение военных и правительственных агентств. «Основным врагом Маска будет он сам и его привычка обращаться с людьми», — говорит чиновник. (Максим и чувство такта друзья навеки, да)

Для многих сотрудников SpaceX больным вопросом стало ожидание высокого вознаграждения за работу. SpaceX предлагает хорошие, но не непомерно высокие зарплаты. Многие надеются заработать, когда SpaceX публично разместит акции на бирже. Но проблема заключается в том, что Маск не спешит выходить на биржу в ближайшем будущем, что волне логично. Инвесторам весьма непросто объяснить всю затею с полетами на Марс, пока неизвестно, какой будет бизнес-модель колонизации других планет. Когда сотрудники узнали, что до выхода на биржу пройдут еще годы и что он состоится не ранее, чем будет решен вопрос с полетом на Марс, люди начали роптать. А когда Маск узнал об этом, то написал общее письмо сотрудникам SpaceX, которое позволяет понять, как устроен его образ мыслей и чем он отличается от мышления любого другого руководителя.
7 июня 2013 г.
Тема: Выход на биржу
Возвращаясь к моим недавним комментариям — меня чрезвычайно беспокоит, что SpaceX может стать публичной компанией до полномасштабного развертывания программы регулярных полетов на Марс. Главнейшей целью SpaceX всегда являлось создание технологий, необходимых для обеспечения жизнедеятельности человека на Марсе. Если публичное размещение акции компании уведет нас от этой цели, мы не должны этого делать, пока с Марсом не будет все в порядке. Я готов к дальнейшему обсуждению этой темы, но, опираясь на свои опыт с Tesla и SolarCity, я не стал бы настаивать на выходе SpaceX на биржу, особенно учитывая долгосрочный характер нашей миссии.
Некоторые сотрудники SpaceX, не проходившие через публичное размещение акций, возможно, думают, что котироваться на бирже — это здорово. Отнюдь нет. Акции биржевых компаний, особенно работающих на технологический прогресс, чрезвычайно волатильны, как по внутренним, так и по чисто экономическим причинам. Это отвлекает людей от создания великих вещей, так как они начинают концентрироваться только на стоимости своих акций, которая скачет то вверх, то вниз.
Тем из вас, кто считает себя таким умным, что сумеет переиграть биржевых трейдеров и вовремя продать акции SpaceX, я советую расстаться с иллюзиями на сей счет. Если вы и правда лучше большинства управляющих хедж-фондов, то вам нечего беспокоиться по поводу стоимости вашего пакета акций SpaceX, поскольку вы просто можете инвестировать в другие публичные компании и заработать на этом миллиарды долларов. (Я знаю как лучше, если вы не знаете я вам объясню, если вы не слушаете – катитесь к черту — так рассуждает Максим)

Компании требовалось еще одно неожиданное финансовое поступление — или дармовой автозавод. И она получила его в мае 2012 года. (что мне нравится, в отличие от большинства биогрфий, где все заслуги приписываются главному герою, тут не стесняются писать ДА ПРОКАТИЛО И ЧТО?)

В 1984 году автомобильные гиганты General Motors и Toyota объединили свои усилия для создания предприятия New United Motor Manufacturing Inc., сокращенно NUMMI, на базе бывшего сборочного производства GM в Фримонте — городе на окраине Кремниевой долины. Автоконцерны надеялись, что совместное производство поможет объединить лучшее в американском и японском автомобилестроении и выпускать более качественные и дешевые автомобили. С конвейера завода сходили миллионы автомобилей, таких как Chevy Nova и Toyota Corolla. Но наступила рецессия, и все усилия GM были брошены на то, чтобы избежать банкротства. В 2009 году американский автоконцерн принял решение отказаться от завода, за ним последовала и компания Toyota, заявив о своем намерении полностью остановить производство на заводе, оставив пять тысяч человек без работы.
Совершенно неожиданно выяснилось, что Tesla может заполучить находящийся по соседству завод площадью 5,3 млн квадратных футов (примерно 492 тыс. м2). В апреле 2010 года с конвейера завода сошел последний автомобиль Toyota Corolla, а всего через месяц компании Tesla и Toyota объявили о партнерстве и о передаче завода. Компания Tesla согласилась заплатить 42 млн долларов за значительную часть завода (когда-то стоившего миллиард), a Toyota инвестировала в Tesla 50 млн долларов в обмен на 2,5 % акций компании. Фактически Tesla бесплатно получила в свое распоряжение автомобильный завод, включая массивные штамповочные автоматы и другое оборудование. (там было небольшое предисловие, в котором описывалось как они выбирали место куда перенести компанию и Маск настоял на том, чтобы это было во Фримонте. Как обычно, потому что он визионер с отменной интуицией, а не просто упертый Максим)

Мысль о том, что Маск может выступать в качестве эксперта по дизайну, довольно долго казалась мне диковатой. (Рили? Максим разбирается в красоте? Вот это неожиданность! Но как же вторая функция..?) Он физик по сути своей и инженер по образу действий. На первый взгляд Маск — типичный обитатель Кремниевой долины, нелепый компьютерный фанатик, который отличит хороший дизайн от посредственного, только если прочтет об этом в учебнике. Но даже если Маск и вправду таков, он обратил это себе на пользу. У него отличная зрительная память, запоминая красивые вещи, он в любой момент может извлечь их из чертогов своего разума. Этот процесс помог Маску натренировать глаз, не забывая о собственных предпочтениях, кроме того, он отточил навык подбирать правильные формулировки для своих пожеланий. В итоге ему удалось создать доверительный, позитивный образ электромобиля, отвечающий вкусам потребителей. Подобно Стиву Джобсу, Маск способен придумывать вещи, о которых жаждущие потребители раньше и не слыхивали, вроде утопленных дверных ручек и большого сенсорного дисплея, и предвидеть всеобщую реакцию на все продукты и услуги Tesla. (чувак просто сделал так, как ему казалось удобным, прекратите истерику, да в комфорте он тоже разбирается, вот сюрприз)

«Полезно понимать, насколько плохи другие машины», — сказал он.
Когда подобные заявления исходят от Маска, это шокирует. Парень, которому потребовалось девять лет, чтобы произвести три тысячи автомобилей, критикует автопроизводителей, с конвейеров которых ежегодно сходят миллионы машин. В этом контексте его критические замечания звучали абсурдно. (не нужно быть инженером, чтобы понять что в твоей шевроле неудобные сидения)

Однако сам Маск ко всему относится с философской позиции Платона. По его мнению, все элементы дизайна и технологические решения должны быть направлены на достижение единственной цели — сделать автомобиль настолько близким к идеальному, насколько это возможно. И осуждал Маск именно то, насколько другие автопроизводители к этому не стремятся.
(И опять же Л – логика, заставляет стремиться к идеальному, это вообще очень свойственно первой БЛ — нужно сделать идеально, обычно это разбивается о слабую игнорацию. Еще одна отличительная черта Маска, он не ленив, он пашет как чертова лошадь)

«Мне кажется, самый серьезный недостаток Илона — полное отсутствие привязанности к людям и человеческого отношения. Многие без устали работали на него годами, а потом их выбросили на обочину словно мусор, не задумываясь ни на секунду. Возможно, это делалось сознательно, чтобы остальные сотрудники ходили на цыпочках и боялись, а может, это такая удивительная способность абстрагироваться от человеческих отношений. Но ясно одно: люди для него были словно боеприпасы — их полностью использовали для конкретной цели, а потом выбросили». (слабая белая этика есть слабая белая этика, в бизнесе ей нет места, вот он её и не качает)
Кроме того, наблюдатели связывают это поведение с другими странностями Маска. Как известно, опечатки в электронных письмах раздражают его до такой степени, что порой он не способен прочесть сам текст. Находясь на людях, он, к примеру, может посреди ужина встать из-за стола и безо всяких объяснений отправиться смотреть на звезды — просто потому, что не терпит дураков и пустые разговоры. Сложив все эти составляющие, десятки людей поделились со мной выводом, что Маск страдает расстройством аутического спектра и ему трудно учитывать эмоции других людей и заботиться об их благополучии. (самый серьезный недостаток психологического образования в США – чрезмерное желание записывать логиков в аутисты и аспергеры. Максим плевал на отношения, это немного удивляет, но только самую малость)

С близкими друзьями и родственниками Маск ведет себя не так, как с сотрудниками — даже с теми, кто проработал рядом с ним очень долго. В своем кругу он дружелюбен, весел и крайне эмоционален. Возможно, он не станет задавать другу стандартные вопросы о детях, но сделает все, что в его немалой власти, если ребенок этого друга заболеет или попадет в неприятности. Он готов всеми средствами защищать близких и при необходимости разделаться со всяким, кто причинит вред ему или его друзьям. (тоже довольно типичная Максовская черта)

По словам Райли, «Илон довольно озорной и остроумный. И очень преданный. Дети для него все. С ним весело — просто ужасно весело. Еще он весьма переменчив. Определенно, он самый необычный человек, который встретился мне в жизни. Порой он погружается в себя и переживает озарения, после которых всегда возвращается ко мне. Тогда он говорит что-нибудь смешное или хулиганское — и улыбается этой своей улыбкой. Илон очень эрудирован в самых разных областях, очень начитан и невероятно остроумен.

Необходимость решить проблемы этого мира сказывается на здоровье Маска. Порой при встрече с ним поражаешься, каким истощенным он выглядит. Синяки под глазами превращаются в глубокие черные ямы, а в самые сложные периоды, когда он недосыпает неделями, глаза словно западают в череп. Его вес меняется в зависимости от стресса — когда он перерабатывает, то, как правило, поправляется. Занятно, что Маск столько говорит о выживании человека, но не хочет замечать, как его тело страдает от такого режима. «В начале карьеры Илон пришел к выводу, что человеческая жизнь коротка, — сказал Штробель. — Если по-настоящему принять этот факт, становится очевидно, что работать надо изо всех сил». (Болезнь – это когда увозят на скорой. Отстань, женщина, мне космический корабль строить надо)

Делая прототип для мероприятия, Холлман пережил весь диапазон подъемов и спадов, неизбежный во время работы на Маска. Неделей раньше он потерял свои очки — они соскользнули с лица и упали в огневод на техасском полигоне. Холлман решил эту проблему, надев старые защитные очки с диоптриями, но поцарапал линзы, когда пытался залезть под двигатель в цеху SpaceX. Не имея свободной минуты, чтобы дойти до окулиста, Холлман чувствовал, что теряет душевное здоровье. Бесконечные рабочие дни, испорченные очки, а теперь еще и какой-то рекламный трюк. Перед возвращением в Эль-Сегундо Холлман на сверлильном станке убрал с очков защитный козырек. «Я не хотел выглядеть в самолете как чудик», — сказал он.
Как-то вечером в цеху он дал выход эмоциям, не зная, что Маск стоит рядом и все слышит. Через два часа Мэри Бет Браун принесла ему талончик на посещение специалиста по лазерной коррекции зрения. Когда Холлман пришел к доктору, выяснилось, что Маск уже гарантировал оплату операции. «Илон бывает очень требовательным, но он делает все, чтобы убрать помехи с вашего пути», — сказал Холлман. (Максим хочет чтобы вы работали эффективно, а не чтобы вы сдохли на рабочем месте)

Большинство сотрудников SpaceX были в восторге от работы в компании и старались не расстраиваться из-за изнурительных требований и резкого поведения Маска. Но порой он заходил слишком далеко. Конструкторскии состав каждый раз приходил в коллективное бешенство, когда они читали в прессе, что Маск так или иначе приписывает создание ракеты Falcon себе одному. Еще Маск нанял команду документалистов, которые какое-то время ходили за ним с камерой. Эта наглость сильно действовала на нервы людям, которые работали в цеху, не разгибая спины. Им казалось, что эго Маска сделало его неадекватным — он представлял SpaceX в качестве лидера аэрокосмической отрасли, хотя компания не запустила еще ни одной ракеты. Если сотрудники подробно объясняли, какие недостатки видят в конструкции Falcon 5, или выступали с практическими предложениями, как быстрее закончить с Falcon 1, их игнорировали или того хуже. Доказать, что Илон в чем-то не прав, означало обречь себя на «поцелуй смерти».
Инженеров постоянно ставило в тупик, почему Маск соглашался платить за одно и отказывался финансировать другое. Например, в штаб-квартире просили купить станок за 200 тысяч или дорогостоящую деталь, которую считали необходимой для успеха Falcon 1, но Маск отказывал. И при этом ему было вовсе не жалко заплатить почти столько же за блестящее покрытие на полу цеха исключительно ради красоты. (ну вторая функция же. Что пол красивый видно — вот деньги, что ваша финтифлюшка делает непонятно — нет денег. Объясните — будут деньги)

Занимаясь маркетингом, Маск ежедневно искал через Google новости о Tesla. Если он находил негативную статью, то требовал «исправить ситуацию», хотя у пиарщиков Tesla почти не было аргументов, чтобы переубедить журналистов. Один из сотрудников пропустил мероприятие, так как присутствовал при рождении своего ребенка. Маск немедленно написал ему: «Это не повод. Я весьма разочарован. Тебе необходимо расставить приоритеты. Мы здесь меняем мир, меняем историю, и ты либо с нами, либо нет». (Максим не считает присутствие при родах уважительной причиной, довольно жестко, конечно)

Маркетологи, делавшие грамматические ошибки в текстах, лишались работы, как и те сотрудники, которые за последнее время не сделали ничего крутого. «Временами Маск бывает весьма пугающим, хотя сам полностью не сознает этого, — рассказывает один из бывших менеджеров Tesla. — Перед совещаниями мы делали ставки, кому достанется на этот раз. Если сказать, что решение было принято в соответствии со стандартной практикой, Маск быстро выкинет тебя с совещания, заявив: Больше не хочу этого слышать. Мы тут пашем как кони, и недоделанные процедуры нам не нужны. Он тебя сотрет в порошок, и если удастся выжить, он еще должен решить, можно ли тебе доверять. Он должен понять, что ты такой же сумасшедший, как и он сам». (среди граммар-наци в основном белые логики. Потому что. Все. Должно. Быть. По правилам.)

Чтобы понять, насколько хорошо Маск разбирается в ракетах, стоит просто послушать, как он по памяти объясняет причину неудачи, произошедшей шесть лет назад: «Это случилось, потому что мы модернизировали двигатель Merlin, сделав его регенеративно охлаждаемым, в результате чего пауза между временем отключения отработавшего двигателя и отделением ступени стала немного длиннее. В цифрах это был всего один процент тяги на дополнительные 1,5 секунды. А давление в камере сгорания составляло всего 10 фунтов на кв. дюйм (примерно 0,7 кг/см2), то есть один процент от общего давления. Но это было ниже атмосферного давления на уровне моря. Мы ничего не заметили во время стендовых испытаний. Мы думали, что все нормально. Мы были уверены, что все показатели такие же, как раньше, но фактически существовала эта небольшая разница в значениях. Атмосферное давление на уровне моря было выше примерно на 15 фунтов на кв. дюйм (около 0,95 кг/см2), что привело к искажению некоторых результатов во время испытаний. Из-за дополнительной тяги первая ступень продолжила движение после отделения и догнала вторую ступень. Двигатель второй ступени начал работу, но это вызвало вспышку горючей смеси и привело к уничтожению второй ступени». (обычно я говорю, что у Максимов довольно скверная память, но здесь я хочу заметить, что это во-первых, было очень важно для него, а во-вторых, если вы впарите во что-то несколько десятков миллионов долларов, а оно взорвется в течение 30 секунд из-за разницы давлений, довольно легко запомнить)

(Ну и теперь немного о том, как Маск строит отношения)

Как и у любой пары, у них были свои взлеты и падения, но страсть юной любви сохранилась. «Мы часто ссорились, но когда не ссорились, между нами было глубокое чувство — ощущение тесной связи», — говорит Джастин. Как-то несколько дней подряд пара ссорилась из-за телефонных звонков бывшего друга Джастин — «Илону это не нравилось», — и главная ссора произошла, когда они гуляли около офисов Х. соm. «Я тогда подумала, что у нас как-то все слишком драматично и что с этим можно покончить, если мы поженимся. Я сказала ему, что он должен просто сделать предложение», — говорит Джастин. На несколько минут он застыл, а потом так и сделал. А несколько дней спустя рыцарски настроенный Маск нашел подходящее место на тротуаре, встал на колено и подарил Джастин кольцо.

Когда они танцевали, Маск притянул ее к себе и сказал: «В наших отношениях главный — я». Два месяца спустя Джастин подписала брачный контракт — это вернуло ее к беспокоившим ее мыслям, и борьба возобновилась. Она описала эту ситуацию несколько лет спустя в статье для Marie Claire: «Ему всегда чего-то не хватало. Не раз я ему говорила: „Я твоя жена, а не твой сотрудник». — „Если бы ты была моим сотрудником, я бы уволил тебя», — парировал он».

Бывшая жена Маска, Джастин: Я все еще надеялась найти какой-то выход и именно поэтому не подавала документы на развод. Мы только начали ходить к семейному психологу (было три сеанса). Однако Илон решил взять контроль в свои руки, как он обычно это делает, и выставить мне ультиматум: «Или мы все улаживаем сегодня, или завтра я с тобой развожусь». Вечером и еще раз на следующее утро он спросил, что я намерена делать. Я была довольно категорична в том, что не готова начинать бракоразводный процесс, и предложила дать «нам» хотя бы еще неделю. Илон кивнул, коснулся ладонью моей макушки и ушел. Тем же утром я хотела сделать какие-то покупки и узнала, что он заблокировал мою кредитную карту, тогда же я узнала, что он пошел дальше и подал документы на развод (к тому же И. даже не сообщил мне об этом лично, кто-то сделал это за него).
По ее словам, Маск многое скрывал от нее, когда они были женаты, а во время бракоразводного процесса относился к ней как к конкуренту, которого нужно победить. «Какое-то время мы были в состоянии войны, а война с Илоном — штука довольно жесткая», — призналась Джастин. (тоже довольно интересный момент, до тех пор пока вы с Максимом в хороших отношениях вы можете на многое рассчитывать, но если нет – нет)

Я думаю, что работе и детям я уделяю достаточно времени, — говорил Маск. — Но есть еще проблема. Мне нужно найти подругу. Вот на это нужно выкроить еще сколько-то. Может быть, даже 5—10 часов… сколько времени нужно женщине в неделю? Может быть, 10 часов? Какой вообще минимум? Я не знаю (это, я считаю, вообще лучшая фраза во всей книге)

Илон никогда не встречался с Кристи раньше, но смело подошел к ней и повел ее к дивану. «Кажется, второй фразой, что я от него услышала, было: „Я много думаю об электрических автомобилях», — вспоминает Кристи. — А потом он повернулся ко мне и спросил: „Вы думаете об электрических автомобилях?»». (довольно стандартный для Максима способ познакомиться с девушкой, как вы понимаете, в этом они не слишком преуспевают).

Конечно, чтобы создать цельное впечатление о Маске, мне пришлось бы цитировать книгу целиком, потому что там есть довольно много эпизодов, которые были бы полезны, но в попытке сократить текст я решил, что приведу только те цитаты, которые позволят продемонстрировать, что он действительно Максим. Дальше желающие могут обратиться как к этой книге, так и к любым другим источником.
Почему для Максимов важно знать о том, что Маск один из них? Потому что он воплощает в себе все лучшие черты Максов, при этом не поддаваясь (или практически не поддаваясь) их стандартным слабостям. Любой Максим может так же, если приложит определенные усилия. Если бы я был Максимом, я бы хотел быть как Илон Маск.

UPD.
Так как в каментах всплыл вопрос «А где там у этого вашего Маска черная интуиция, обычный баблоруб», я вынужден немного дополнить статью.

Когда Маска выдворили из PayPal, он вернулся к детским фантазиям о космических кораблях и полетах и начал задумываться о том, что может найти для себя призвание поважнее, чем разработка интернет-услуг. Перемены в его поведении и образе мыслей вскоре стали замечать друзья — в том числе компания топ-менеджеров из PayPal, которая как-то на выходных собралась в Лас-Вегасе, чтобы отметить успехи в бизнесе. «Мы зависали в отдельной беседке в Hard Rock Cafe, а Илон сидел и читал загадочный советский учебник по ракетостроению, который весь заплесневел и выглядел так, словно его купили на eBay, — рассказал Кевин Харц, один из первых инвесторов PayPal. — Он изучал книгу и открыто рассуждал о космических полетах и возможности изменить мир» (сама мысль начать производить в США ракеты чтобы не просто на этом заработать, а улететь на марс, для Максима, согласитесь, довольно оригинальна)

Главная проблема, которая беспокоила специалистов по космосу, была связана с бюджетом Маска. После общих встреч создалось впечатление, что он хочет потратить на эту затею где-то от 20 до 30 млн, но все знали — на один только запуск ракеты нужно больше. «В моем представлении, чтобы сделать все как следует, было необходимо 200 млн, — признал Берден. — Но никто не хотел слишком рано напирать на реальность, чтобы не загубить идею» (как вы знаете, сейчас один запуск Фалкон стоит около 30млн).

Гриффин и Кэнтрелл к тому моменту уже выпили по паре бокалов и были слишком разочарованы, чтобы позволить себе эту фантазию. Они слишком хорошо знали истории оптимистичных миллионеров, которые надеялись завоевать космос, а в результате лишались состояния. Всего за год до этого Эндрю Бил, техасский магнат в сфере недвижимости и финансов, свернул свою аэрокосмическую компанию, потеряв миллионы на огромном тестовом полигоне. «Мы подумали: „Угу, прямо сам возьмешь и построишь чертову ракету», — рассказывал Кэнтрелл. — Но Илон заверил: „Нет, я серьезно. Вот таблица»». Маск передал ноутбук Гриффину и Кэнтреллу, и те были поражены. Он Детально расписал стоимость материалов, необходимых, чтобы построить, собрать и запустить ракету. Согласно вычислениям Маска, он мог побить цены компаний, занимающихся запуском летательных аппаратов. Для этого следовало построить ракету среднего размера, которая удовлетворила бы потребности тех участников рынка, которым нужно отправлять в космос небольшие спутники и полезный груз для научных исследований. Кроме того, в таблице были на редкость подробно представлены гипотетические показатели производительности этой ракеты. «Я спросил: „Илон, где ты это взял?“», — сказал Кэнтрелл.(надо отметить, что в самом начале Маск действовал в атмосфере всеобщего секпсиса, начиная с того что невозможно снизить стоимость запуска в 10 раз заканчивая тем, что невозможно строить в США многоразовые ракеты за приемлимые деньги. Однако его это не остановило)
До этого Маск несколько месяцев изучал аэрокосмическую отрасль и физику космических полетов. У Кэнтрелла и других он позаимствовал учебники: «Ракетные двигатели», «Основы астродинамики», «Аэротермодинамика газовых турбин и ракетные двигатели» и другие фундаментальные труды. Маск вернулся в свое детское состояние губки, впитывающей информацию, и завершил этот медитативный процесс осознанием того, что ракеты могут и должны быть гораздо дешевле, чем предлагали русские. Забудьте о мышах. Забудьте о телепередаче про растение, живущее или умирающее на Марсе. Маск вдохновит людей снова задуматься об исследовании космоса, сделав исследование космоса дешевле. (Максим. Самостоятельно. Освоил. Ракетостроение. По советскому учебнику. Есть еще у кого-то вопросы про его черную интуицию?)

Внутривидовые различия

Один из самых частозадаваемых вопросов, звучит как «А почему я такой-то тип, я вообще не похож на описание?». Я, честно говоря, уже устал говорить, что пишу усредненную версию каждого типа, и если вам не лег на душу какой-то мой текст целиком, то это не я соционику не знаю и вообще Габена живого в глаза не видел, а вы росли не в той среде, где рос мой воображаемый Габен. Я понятно изъясняюсь? В общем я решил собраться с силами и на пальцах объяснить раз и, надеюсь, навсегда, почему Павел Воля не похож на Владимира Познера. Предположим вы Максим. Потому что мне давно хотелось какую-нибудь гадость про Максимов написать. Итак. Если вы обычный среднестатистический Максим, то вы похожи на мое описание, а ваша моделька выглядит как-то так:

Но это если вы развиты примерно одинаково и все ваши функции работают как задумала природа. Но давайте предположим, что вы росли в какой-то иной среде, и там была большая потребность в вашей первой функции, допустим, для простоты, что только в ней, так бывает, но редко. И вы её усиленно качали, развивали, несли отвественность, определяли людей через свою систему, строили карьеру. Прошло несколько лет и теперь ваша модель выглядит вот так:

Габен

Вы хотели стать отвественнее, построить карьеру, для этого вам пришлось много работать. Осталось ли у вас время на то, чтобы стать умнее? По вашей профессии да, в остальном ваш кругозор весьма поверхностен. Любите ли вы веслиться? Да не очень, шумные компании наводят ужас, хочется быть в центре, а как вы не знаете, вы уже забыли как развлекаться. Похожи ли вы на стандартного Максима? Отчасти да. Скучный ли вы человек? Очень.

Эрик Форман, как хороший пример Максима-упертого-в-карьеру

Кстати если эту схему докрутить до абсурда и заблокировать работу 5й функции напрочь, то такой вариант развития типа называется акцентуация. Предположим, теперь, что вы росли в совершенно другой среде, где никто не требовал от вас отвественности, а только чтобы вы зарабатывали деньги, вас не учили и не заставляли работать. Тогда ваш тип выглядит как-то так: Габен (Как вы понимаете, я не беру диаметрально противоположные варианты, этот просто другой) Итак, вы знаете как достать денег, можете договориться с кем угодно о чем угодно, любите развлекаться и отдыхать. Если вы женщина, то вы стремитесь стать содержанкой (КАК, МАКСИМ СОДЕРЖАНКОЙ, А КАК ЖЕ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ). Впрочем при таком раскладе содержанкой может быть и мужчина. Такой Максим красив, подтянут, «кремом вымазан, гелем вылизан». Плевать хотел на карьеру и работу, человек рожден для счастья, надо развлекаться, живи быстро умри молодым ну и прочая чепуха.

Просто московские мажоры для демонстрации внешнего вида.

Если вам удалось перекачать функции в другой паттерн, тут появляются истории про «я стал другим человеком» — в определенном смысле это правда, но тип остался на месте. Отдельно надо отметить, что такой вариант развития не делает из Максима Жукова. Почему? Да, в любви к деньгам они сойдутся, но Максим предпочтет работать где-то, а Жуков открыть что-то свое. Кроме того 4я функция Максима гораздо мобильнее и более открыта, чем 3я Жукова. В общем Максим останется Максимом, просто немного сдвинутым вправо. И это только два варианта, а сочетание сильных и слабых функций может быть любым. Конечно, некоторые паттерны развития встречаются чаще, чем другие, некоторые реже. Но все это находится в пределах одного и того же типа. И так с любым типам. Дюма может быть уперт в свое желание жрать и быть жирным как Джабба Хат, а может быть укушен в голову фитнес-тренером, и стать копией статуи Геракла. Бальзак может быть полностью погружен в свои фантазии о собственной божественности, а может быть сосредоточен на своей работе и быть феноменальным специалистом (медленным, но тем не менее). Достоевский может существовать вокруг своей первой функции и всю жизнь провести в заботах о своем клане, а может упереться во вторую функцию и окончательно обезуметь на почве какой-нибудь идеи. Как же со всем этим жить, спросите вы? Так и жить, если соционика нужна вам для себя, не лезть в эту муть, если вы хотите заниматься этим профессионально, то активно лезть во всю эту муть. В конце концов, все это зашито в схему, нужно просто разобраться. (ха-ха) Надеюсь, теперь понятно, как я обхожусь без костылей вроде признаков рейнина, психософии, социономики и прочей белиберды?

Автор душевно здоров и надеется,
что это все достаточно понятно.